РУССКИЙ  |  ENGLISH
РУССКИЙ  |  ENGLISH

-->

Trofey

Куратор: Михаил Трофименков

«Банкиры Бога»  |  «Комплекс Баадера-Майнхоф»  |  «Месье Президент / Власть»  |  «Ноль часов»  |  «Роман о бойне»

Жан-Люк Годар уверял: все фильмы — о любви. Конечно, о любви, но в той же мере и о политике.

Кинохронику в политических целях фальсифицировали издавна. Первый случай произошел в 1897 году. Первое пропагандистское кино — 1898 год. Первая страстная «экранизация» жгучих политических событий — 1899-й («дело Дрейфуса»), на службу мировой революции агитационное кино заступает в 1913-м. В 1919 году целая национальная кинематография — венгерская — была уничтожена адмиралом Хорти, отомстившим ей таким образом за расцвет под сенью Венгерской Советской республики, которая впервые в истории — раньше, чем Советская Россия — национализировала киноиндустрию.

«Банкиры Бога»
I banchieri di Dio

Режиссер: Джузеппе Феррара
Продюсер: Энцо Галло, Пьеро Амати
В ролях: Омеро Антонутти, Памела Виллорези, Джанкарло Джаннини, Рутгер Хауэр
Италия, 2002 год
125 мин.

На Багамских островах в конце 1970-х заправилы всемогущего и мистически «непрозрачного» Ватиканского банка в ожидании загадочного мистера Кейна небрежно решают судьбы Италии, Никарагуа и Польши. Через три года многие из них станут дичью не только для полиции, но и для соратников.

Джузеппе Феррара посвятил фильм памяти Джана Мария Волонте, чье лицо в 1970-х было лицом политического кино Дамиано Дамиани, Джулиано Монтальдо, Элио Петри, Франческо Рози. Феррара работал с Волонте, перевоплощавшимся и в Ванцетти, и в Джордано Бруно, и в Лаки Лучано, но лишь однажды — в «Деле Моро» (1986) — гениальный актер сыграл политика. Хотя сам Феррара кинематографист политический. Но прежде всего он критик, педагог, просветитель: в 25-летнем возрасте он прославился книгой «Новое итальянское кино» (1957). Возможно, это критическое первородство определило аналитическую режиссерскую манеру Феррары. Он — автор-логик, одновременно реконструирующий и расследующий по горячим следам трагедии, потрясшие Италию: гибель Моро и борцов с мафией — генерала Далла Кьеза («Сто дней в Палермо», 1984) и следователя Джованни Фальконе (1982).

Феррара любит героев-одиночек: «Банкиры Бога» в этом смысле — исключение. «Банкиром Бога» прозывали антигероя Италии — президента банка «Амброзиано» Роберто Кальви, агента Ватикана, отмывавшего деньги мафии, финансировавшего рука об руку с ЦРУ ультраправые движения по всему миру. Фильм — хроника объявленной смерти Кальви. Он оказался слабым, нервным, чересчур человечным звеном теневой власти. Когда в 1981 году полиция захватила списки членов масонской ложи «П-2», Кальви нашли висящим в петле под лондонским мостом. Впрочем, его смерть ничего не изменила. Как замечает экранный следователь: «Италия — страна сюрпризов. Порой кажется, что мир рушится, а потом все успокаивается».


Комплекс Баадера-Майнхоф
Der Baader Meinhof Komplex

Режиссер: Ули Эдель
Продюсер: Бернд Айхингер
В ролях: Мартина Гедек, Мориц Бляйбтрой, Йоханна Вокалек, Надя Уль, Штипе Эрсег
Германия, 2008 год
152 мин.

Фото: Constantin Film Produktion GmbH

1970 год. Насилие, бушующее в мире, доводит молодых немецких радикалов до «нервного срыва». Блестящая журналистка Ульрика Майнхоф, киногеничный маргинал Андреас Баадер и кинорежиссер Хольгер Майнс, пройдя курс молодого бойца в лагерях ООП, начинают городскую герилью легендарной «Фракции Красной армии» (RAF).

К началу XXI века травма, которую нанесло Европе леворадикальное подполье 1970-х, прошла достаточно, чтобы режиссеры рискнули реконструировать его историю, но, все же, не настолько, чтобы не вызвать упреки в романтизации террористов. Особенно в ФРГ: здесь невозможно, чтобы экс-террористы писали сценарии или снимали кино о своем прошлом, как в Италии или Японии. Хотя война RAF унесла не так много жизней, ее вожди, темно и страшно погибшие в заключении, в ФРГ демонизированы несоразмерно. Дело, очевидно, в том, что общество подсознательно стыдится собственной, практически тоталитарной, реакции на покушения RAF, подтвердившей уверенность «красноармейцев» в неизжитой нацистской сущности своей родины.

Эдель усугубил свою «вину» тем, что снял эпопею RAF, иначе не скажешь, шикарно. Что, впрочем, уместно: боевики RAF вышли из среды так называемых «шикарных левых». В блокбастере с участием лучших немецких актеров «красноармейцы» за одну перестрелку выпускают столько пуль, сколько не выпустили во всех своих акциях вместе взятых. К тому же у Эделя несправедливая репутация то ли скандалиста, то ли спекулянта на горячих темах. Он экранизировал бестселлер 13-летней наркоманки «Кристина Ф» (1981) и «порочный» роман Хьюберта Селби-младшего «Последняя остановка в Бруклине» (1989), не говоря уже о секс-триллере с Мадонной «Тело как улика» (1989). Однако «Комплекс» не скандален: Эдель снял фильм, отвечающий всем критериям большого исторического кино. Беда лишь в том, что события 1970-х упорно не желают становиться историей.


Месье Президент / Власть
Le Pouvoir

Режиссер: Патрик Ротман
Продюсер: Фредерик Дюма, Жан-Мишель Рей, Мишель Ротман
В ролях: Франсуа Олланд, Раймон Депардон
Франция, 2013 год
105 мин.

Седьмой президент Пятой республики Франсуа Олланд пугливо борется с надменными дверями Елисейского дворца, стоически выдерживает ироничные взгляды, которые бросают на него с портретов Де Голль и Миттеран, и, кажется, пытается убедить себя в том, что ему совсем не снится, будто он президент.

Дневник первого года президентства Олланда, первого за семнадцать лет социалиста во главе Франции, — чистейший образец «синема-веритэ», не затуманенный ни авторскими закадровыми комментариями, ни навязчивым идеологическим монтажом. Патрика Ротмана словно благословляет на фильм сам семидесятилетний Раймон Депардон, великий фотограф, один из столпов «киноправды», основатель агентства «Гамма»: в прологе он до седьмого пота гоняет Олланда на фотосессии. Это тем более изумительно, что Ротман не профессиональный кинематографист, а известнейший историк, автор, среди прочего, фундаментальных трудов о бунтарях 1950–60-х годов «Носильщики» (1979) и «Поколение» (1988).

Однако политические аспекты президентского быта и бытия вынесены за скобки. Из области «большой политики» — лишь опасения Олланда по поводу возможных атак талибов на французские конвои в Афганистане и утешительный ответ министра обороны: дескать, они нас уже давно атакуют. Это, впрочем, совершенно неважно: Олланд интересен Ротману не как президент-социалист и даже не как президент, а как человек, который, оказавшись президентом, играет роль президента. Ротман интересуется, насколько человек, получивший высшую власть в одной из мировых держав — во многом благодаря своему имиджу «среднего француза», — соразмерен той «монархической» модели республики, которую создал генерал де Голль. А модель эта требует, чтобы Елисейский дворец занимал герой или злодей, но никак не «обыватель». Поэтому невинные и даже сочувственные к герою съемки президентской повседневности обретают силу политического памфлета.


Ноль часов
La hora cero

Режиссер: Диего Веласко
Продюсер: Родольфо Кова, Каролина Паис
В ролях: Сапата 666, Аманда Кей, Эрих Вильдпрет, Мариза Роман
Венесуэла, 2010 год
100 мин.

Инфернальный подросток-киллер из трущоб Каракаса берет в заложники персонал и пациентов столичной клиники. Дело в том, что его беременная подруга тяжело ранена, а врачи, как назло, объявили всеобщую забастовку. Телевидение делает его не просто звездой на час, но почти что новым Мессией.

«Ноль часов» — первый «настоящий» полнометражный фильм Диего Веласко. Но не стоит забывать, что за плечами молодого режиссера пять короткометражек, собравших 26 призов на 50 фестивалях, и ситкомы, работа над которыми позволила ему изучить теневую механику телевизионного успеха.

«Ноль часов» поначалу оглушает своей брутальностью, первобытной простотой героев: кажется, что это венесуэльская вариация на тему бразильского «Города бога», если не спекуляция на диких нравах нищих кварталов южноамериканских мегаполисов. Однако изощренный Веласко играет со зрителями, жанровая природа фильма словно вальсирует, какой бы дикой ни казалась эта метафора. Какой там вальс под свист пуль? То, что начинается как варварский фильм действия, незаметно перерастает в памфлет о природе телевидения. Но, не успеет зритель заподозрить, что имеет дело с аватаром «Прирожденных убийц», как памфлет оказывается притчей о народе, ищущем героя, если не пророка, и чудесном преображении вульгарного убийцы в такого героя.

При всей своей условности фильм позволяет вдохнуть воздух Венесуэлы. Со всеми ее проблемами, с немыслимым уровнем уличного насилия, жертвами которого стали и несколько человек, причастных кинематографу. И столь же немыслимым, органичным для латиноамериканцев даром верить в Царство Божие на Земле. Герой фильма, конечно, не Уго Чавес, но и Чавес стал президентом (кстати, много сделавшим для поддержки национального кино) именно благодаря этой вере.


Роман о бойне
Romanzo di una strage

Режиссер: Марко Туллио Джордана
Продюсер: Марко Кименц, Джованни Стабилини, Риккардо Тоцци
В ролях: Валерио Мастандреа, Пьерфранческо Фавино, Микела Ческон
Италия, 2012 год
129 мин.

Когда 12 декабря 1969 года взрыв бомбы убивает 17 человек в Миланском сельхозбанке, комиссар Калабразе не сомневается: виноваты анархисты. Полиция объявляет преступником Пинелли, то ли выпавшего, то ли выброшенного из окна во время допроса, а идеолога заговора видит в миллионере-книгоиздателе Фельтринелли.

Название фильма точнее было бы перевести: «Роман об одной бойне». Подразумевается: одной из многих. Слово strage («бойня»), войдя в повседневный лексикон итальянцев 1970-х, налилось новым, страшным смыслом. «Бойня» — это безадресные, слепые, анонимные, внушающие нации иррациональный ужас и подготавливающие почву для прихода диктатора-избавителя, преступления. Взрывы банков, поездов, вокзалов; гранаты, брошенные в участников антифашистского митинга. В 1969–1984 годах Италия пережила шесть таких гекатомб, в которых погибли 143 человека, а 813 были ранены. Миланский взрыв — самое первое звено в этой цепи.

Примечательно, что Джордана на реконструкции самого взрыва — ударный, казалось бы, эпизод: шокирующий спецэффект — совершенно не концентрируется. В других фильмах Джордана, где речь шла о политических преступлениях против личности, они реконструировались подробно, будь то гибель Пьера Паоло Пазолини («Пазолини: итальянское преступление», 1995) или странноватого борца с мафией Импастато («Сто шагов», 2000). Но гибель семнадцати человек такой чести не заслужила, и это вполне оправдано. Бомба не может не взорваться в атмосфере «горячей осени» рабочих и студенческих бунтов: и полиция, и анархисты слишком утомлены предчувствием гражданской войны и взаимной ненавистью; подполье кишит двойными агентами, а неофашисты, оказавшиеся в конечном счете виновниками бойни, успешно прибегают к «стратегии напряженности», погрузившей Италию в «свинцовое» десятилетие терроризма.

прямая речь

Георгий Полтавченко, губернатор Санкт-Петербурга Я рад, что наш город станет важным местом для развития деловых отношений и общения между лидерами международной медиаиндустрии. При этом для петербуржцев Медиа Форум готовит уникальную программу кино- и телепремьер.
Вадим Зингман, заместитель генерального директора по работе с клиентами ОАО «Аэрофлот» Санкт-Петербургский Международный Медиа Форум только начинает свою жизнь, но я уверен, что он станет одним из главных событий в жизни российской и зарубежной медиаиндустрии. Желаем всем участникам медиасмотра успешной работы, поиска актуальных тем, новых партнеров.

фотогалереи

видео

«Кино ТВ» Кинопродюсеры о тенденциях рынка

«Это кино» / Первый канал Кинопремьеры и телепроекты на СПММФ

«Утро на 5» Глава «Роскино» Екатерина Мцитуридзе о СПММФ

«Кино ТВ» Александр Цекало о субсидировании кинопроектов

партнеры

© 2014 СПММФ
16+
16+