Существуют ли нормы общения врачей с пациентами

Врачи при взаимодействии с больными руководствуются универсальными правилами медицинской этики. Приемы эффективного общения в профессиональной деятельности медработника описываются в науке о правилах поведения медиков, основанной на принципах медицинской этики, — деонтологии.

На основе деонтологии был разработан Кодекс профессиональной этики врача Российской Федерации (принят Первым национальным съездом врачей Российской Федерации 05.10.2012). Кроме того, учреждение, оказывающее медицинские услуги, имеет свой документ — кодекс или положение, определяющий совокупность этических норм и принципов достойного поведения работников, где обязательно прописываются правила общения врачей и пациентов. Его обязаны соблюдать все медицинские работники.

Например, алгоритм поведения общения медработников в Белгороде прописан в Кодексе профессиональной этики медицинского работника здравоохранения Белгородской области.

Способность медработника эффективно общаться с пациентами способствует их скорейшему выздоровлению, а используемое лечение дает лучший результат и имеет меньше осложнений. Именно поэтому изучать вербальные навыки общения медработника с пациентом надо на этапе обучения в медицинских учреждениях.

Можно ли врача привлечь за хамство

Профессиональное общение медработника с пациентом требует от врача высокого профессионализма, внимательности и ответственности. Поэтому в Федеральном законе от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» предусмотрены не только обязанности, но и ограничения, налагаемые на медицинских работников.

Проблемы взаимодействия медработник-пациент нельзя оставлять без внимания. Статья 6 Федерального закона № 323-ФЗ предусматривает соблюдение этических и моральных норм, а также уважительного и гуманного отношения со стороны медицинских работников по отношению к пациенту.

Привлечь за хамство медицинского работника можно, подав заявление с жалобой на хамство и грубость в одну из следующих инстанций:

  • главному врачу;
  • областной отдел здравоохранения;
  • Росздравнадзор по месту нахождения медучреждения.

В заявлении указывается суть проблемы и требование о принятии мер. Оно пишется в двух экземплярах. Доставить жалобу можно лично (тогда на втором экземпляре проставляется номер и дата принятия заявления) или отправить заказным письмом с уведомлением о вручении. На получение ответа отводится 30 дней. К заявлению следует приложить документы, свидетельствующие о нарушении.

При проведении расследования в отношении хамства медперсонала будут рассматриваться в том числе и возможные психологические мотивы встреч пациента и медработника.

Если жалоба подтвердится, доктору грозит замечание, выговор и даже увольнение.

Психологические особенности общения медработника с пациентом предполагают вежливость, участие и внимательность всегда, при любых обстоятельствах.

Если после обращения в одну из указанных организаций заявитель не получит необходимого результата, можно обратиться в другие инстанции из перечня или одновременно во все.

О профессиональном выгорании медиков

Психологические аспекты взаимодействия медработника и пациента предполагают высокую степень эмоциональности, интенсивное влияние причин, провоцирующих перенапряжение и психофизическое истощение. Общение медработника с пациентом-пессимистом и общение медработника с больным эйфорического типа будут отличаться как по эмоциональному накалу, так и по содержанию разговора.

Профессиональное выгорание — это постоянное пребывание в состоянии стресса, который включает рост негативной оценки самого себя, вызывает отрицательные чувства к работе, проявления безразличия и цинизма по отношению к больным и их родным.

Следствием «эмоционального выгорания» являются барьеры, препятствующие эффективному общению медработника и пациента, — стандартизация коммуникаций, применение в работе стереотипных навыков, подмена творческой продуктивной деятельности формальным исполнением своих обязанностей.

Наиболее стойко выгоранию сопротивляются личности с высокой самооценкой, которые уверены в себе и своих способностях, а также те, кто имеет опыт успешного прохождения кризисных ситуаций и способные к быстрому изменению в сложных условиях.

Как помочь врачам разгрузиться эмоционально

Есть много разных методик, тренингов, советов по предупреждению профессионального выгорания медперсонала. Но первичным является возможность отдохнуть.

В России действует Центр психологической поддержки работников здравоохранения Забайкальского края на базе Клинического медицинского центра Читы. Специалисты этого Центра разработали правила взаимоотношения медработника и пациента, программы по стрессоустойчивости, навыки безконфликтного общения.

Аспекты оптимизации взаимодействия медработника с пациентом предусматривают психологическую разгрузку медперсонала для поддержания нормального психического здоровья. Приведем основные способы профилактики, которые могут быть использованы самостоятельно.

Также профессиональное выгорание снижается за счет благоприятного климата в коллективе, повышения личной и групповой мотивации. Четкое распределение обязанностей руководством учреждения и правильно продуманные должностные инструкции — это еще один шаг к успеху в борьбе с выгоранием.

  • Авторы
  • Файлы
  • Литература

Савункина А.А. 1 Богданова Т.А. 1 1 МАОУ ВПО «Краснодарский муниципальный медицинский институт высшего сестринского образования»417 KB 1. Веселова Е.К. Психологическая деонтология: мировоззрение и нравственность. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2002г. 2. Руденко А.М. Психология для медицинских специальностей Учебное пособие. Ростов-н/Д:ИЦ Феникс.2009г. 3. Полянцева О.И. Психология для средних медицинских учреждений : учебное пособие / О.И. Полянцева. – Изд. 4-е, испр. – Ростов н/Д: Феникс, 2008.

Основными условиями эффективности профессионального общения медработника являются: демонстрация доброжелательности, такта, внимания, интереса, профессиональной компетентности. Необходимо знать особенности психологического отражения своего состояния пациентами разного возраста и осуществлять соответственно по отношению к ним деонтологическую тактику общения.

Изначально деонтология (от греч. δ?ον — должное) являлась учением о проблемах морали и нравственности, разделом этики. Этот термин был введен Бентамом в своей работе «Деонтология, или наука о морали» для обозначения теории нравственности как науки о морали. Основы деонтологии в отечественной медицине заложил заслуженный советский онколог Н.Н.Петров. Впоследствии наука сузилась до характеристики проблем человеческого долга, рассматривая долг как внутреннее переживание принуждения, задающегося этическими ценностями. В ещё более узком смысле деонтология была обозначена, как наука, изучающая конкретно медицинскую этику, правила и нормы взаимодействия медицинского работника с коллегами и пациентом.

Работа с маленькими пациентами – это дело чрезвычайно сложное и ответственное. Установление психологического контакта с пациентом–ребенком имеет зачастую не меньшее значение, чем лечебные процедуры. Для детей характерны такие психологические особенности как отсутствие осознания болезни в целом, неумение фор­мулировать жалобы, сильные эмоциональные реакции на отдельные симптомы болезни, восприятие лечебных и диагностических процедур как устрашающих мероприятий, усиление дефектов характера и воспитания ребенка в период болезни, чувство страха, тоски, одиночества в стенах лечебного учреждения, вдали от родителей.

Деонтологической тактикой в работе с детьми будет эмоциональное теплое отношение, отвлечение от болезни, организация нешумных игр, чтение, проведение процедур с уговорами. А также немаловажным является профессиональное обращение с родственниками больного ребенка.

Специфика ухода зависит от возрастной категории ребенка, характера и тяжести его заболевания. Медицинский работник, выполняя свой профессиональный долг, обязан обеспечить оказание, ему необходимой медицинской помощи, используя все достижения современной медицины и всеми мерами избежать нанесения своими действиями какого-либо вреда его физическому состоянию и психике.

Психологические особенности работы с подростками зависят от индивидуальных особенностей личности – характера, темперамента, индивидуального опыта. Психологическими особенностями подростков являются: преобладание психологической доминанты возраста – «притязание на взрослость», бравада как форма самозащиты при внутренней психологической ранимости, пренебрежительное отношение к болезни факторам риска.

Подростки в подавляющем большинстве случаев, осознавая свое болезненное состояние, угрожающую им опасность и необходимость лечения, мобилизуют свою волю на активное противодействие болезни, подавляют свой страх и отрицательные эмоции, связанные с предстоящим лечением. Деонтологической тактикой при работе с подростами является общение с учетом возрастных психологических особенностей, опоры на самостоятельность и взрослость подростка.

Психологические особенности работы с пациентами работоспособного возраста, как и с подростками, зависят от индивидуальных особенностей личности. Медицинскому работнику необходимо, прежде всего, выяснить отношение к болезни, медперсоналу, позицию на взаимодействие пациента с медперсоналом.

Ориентация на трудовую и социальную реабилитацию будет лучшей деонтологической тактикой. Кроме того, выбор тактики общения лучше проводить в зависимости от внутренней картины болезни, а также корректировать неадекватные установки тревожно-мнительных пациентов.

Установление психологического контакта с пациентами пожилого и старческого возраста является делом довольно сложным и ответственным, требующим специальных навыков, большого внимания и терпения. Для пациентов пожилого и старческого возраста характерна такая психологическая доминанта возраста, как «уходящая жизнь», «приближение смерти», чувство тоски, одиночества, нарастающая беспомощность; такие неприятные возрастные изменения как снижение слуха, зрения, памяти, сужение интересов, повышенная обидчивость, ранимость, а также снижение возможности самообслуживания; интерпретация болезни только через возраст, отсутствие мотивации к лечению и выздоровлению.

Деонтологическая тактика при работе с пожилыми пациентами будет поддержание у последнего ощущения собственной значимости, подчеркнуто уважительное, тактичное, деликатное отношение без фамильярности и нравоучений; ориентация на двигательную активность и мотивация на выздоровление.

Общение медицинского работника с пациентом – важнейший элемент процесса лечения. Одним из значимых условий для установления взаимопонимания между медицинским работником и пациентом является ощущение поддержки. Если пациент осознает, что медперсонал намерен помогать, а не заставлять, то и он активнее участвует в лечебном процессе. Когда медперсонал проявляет понимание, человек уверен, что его жалобы услышаны, зафиксированы в сознании медицинского работника, и тот их обдумывает. Это чувство укрепляется, когда медицинский работник говорит: «Я Вас слышу и понимаю” – или выражает это взглядом или кивком головы. Уважение подразумевает признание ценности человека как личности. Особенно важно это на этапах сбора анамнеза, когда медицинский работник знакомится с обстоятельствами жизни пациента. Сочувствие – ключ к установлению сотрудничества с пациентом. Нужно суметь поставить себя на место больного и взглянуть на мир его глазами. Важно понимать и учитывать внутреннюю картину заболевания – все то, что испытывает и переживает пациент, не только его местные ощущения, но и общее самочувствие, самонаблюдение, его представление о своей болезни, о ее причинах. При хорошем контакте с медицинским работником пациент скорее выздоравливает, а применяемое лечение имеет лучший эффект.

Очень важным моментом в работе медицинского работника является умение понять пациента, поддержать его, настроить на выздоровление независимо от возраста пациента. Это является основой лечебной деятельности медицинского работника.

Библиографическая ссылка

Савункина А.А., Богданова Т.А. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАБОТЫ С ПАЦИЕНТАМИ РАЗНОГО ВОЗРАСТА // Международный журнал экспериментального образования. – 2015. – № 11-6. – С. 931-933;
URL: http://www.expeducation.ru/ru/article/view?id=9526 (дата обращения: 19.08.2020). Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания» (Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления) «Современные проблемы науки и образования» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.791 «Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074 «Современные наукоемкие технологии» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.909 «Успехи современного естествознания» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.736 «Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований» ИФ РИНЦ = 0.570 «Международный журнал экспериментального образования» ИФ РИНЦ = 0.431 «Научное Обозрение. Биологические Науки» ИФ РИНЦ = 0.303 «Научное Обозрение. Медицинские Науки» ИФ РИНЦ = 0.380 «Научное Обозрение. Экономические Науки» ИФ РИНЦ = 0.600 «Научное Обозрение. Педагогические Науки» ИФ РИНЦ = 0.308 «European journal of natural history» ИФ РИНЦ = 1.369 Издание научной и учебно-методической литературы ISBN РИНЦ DOI

Структура медицинской психологии

Медицинскую психологию можно подразделить на общую и частную. Общая медицинская психология занимается такими вопросами, как изучение изменений психики человека, вызванных тем или иным заболеванием с разработкой критериев здоровой психики, больной психики и временно измененной; психология поведения медицинских работников вообще и врачей в частности, психологический климат лечебно-профилактических учреждений различного типа; влияние психики на физическое состояние человека и наоборот, т. е. психосоматические и сомато-психические взаимодействия; основные особенности, характеризующие индивидуальность человека (темперамент, характер, личность) и их возможные изменения в процессе онтогенеза; этика и деонтология в деятельности медицинских работников, включающая вопросы врачебного долга и врачебной тайны; вопросы психогигиены, включающие в себя психологию семьи, брака, половой жизни, психологию межличностных взаимоотношений человека в кризисные периоды его жизни (подростковый, климактерический, старческий); вопросы психотерапии, психотренинга, психологических консультаций.

Частная медицинская психология занимается изучением индивидуальных особенностей тех или иных пациентов. Она изучает особенности протекания психических процессов у личностей с психической патологией; у лиц, страдающих заболеваниями, требующими хирургических вмешательств, особенно в такие периоды, как подготовка к операции и послеоперационный период; психологические особенности лиц, страдающих врожденными дефектами, особенно если это касается дефектов органов чувств, приводящих к инвалидности; психологические особенности граждан при проведении различных видов экспертиз, в том числе военно-врачебной, судебной, медико-социальной, психические особенности лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией, а также психические особенности больных при любой другой соматической патологии. Максимальное применение в психиатрической практике находит патопсихология, в неврологической – нейропсихология, в соматической – психосоматика.

Медицинская психология является относительно молодой отраслью знаний, в связи с чем возникают различные варианты трактовок ее содержания и функций. Не так давно медицинская психология была включена в обязательную программу обучения студентов медицинских вузов, а до этого момента являлась факультативным курсом. В большинстве развитых стран распространено понятие не медицинской психологии, а клинической. В нашей стране клиническая психология рассматривается как часть медицинской. В Соединенных Штатах Америки пользуются термином «клиническая психология», разделами которой являются психотерапия, психодиагностика, психогигиена, реабилитация, психосоматика, а также некоторые разделы дефектологии. В Польше используют термин «медицинская психология», и ее подразделами считают психотерапию, психокоррекцию, восстановительную медицину, реабилитацию. В России наибольшую популярность имеет следующее подразделение медицинской психологии на области знаний: клиническая психология, психогигиена, психопрофилактика. Клиническая психология включает в себя нейропсихологию, патопсихологию и психосоматику.

8.8. Психологические аспекты помогающей деятельности медицинских работников

От того, как сложатся отношения между медицинским работником и больным, во многом зависит эффективность лечения. Предпосылками возникновения положительных отношений и доверия между медицинскими работниками и больными являются квалификация, опыт и искусство врача и медицинской сестры, общая атмосфера медицинского учреждения, поведение всех его работников начиная с работников регистрации. Затрудняют этот процесс различия позиций, точек зрения врача и больного. Как пишут Р. Конечный и М. Боухал (1974), «врач склонен искать прежде всего объективные признаки заболевания. Он старается ограничить анамнез до определения предпосылок для дальнейшего соматического исследования. Для больного же в центре внимания и интересов всегда стоит его субъективное, личное переживание болезни. Врач должен рассматривать эти субъективные переживания как реальные факторы, уловить переживания больного, понять и оценить их, искать их причины, поддержать их положительные стороны и использовать их для содействия больному при обследовании и лечении. Различия между точкой зрения врача и больного закономерны и предопределены их различной позицией в данной ситуации, различными ролями. Однако врач обязан следить за тем, чтобы эти различия не перешли в более глубокие и стойкие противоречия, которые ставили бы под угрозу взаимоотношения медицинского персонала и больных и тем самым затрудняли бы оказание помощи больному» (с. 188–189). При общении и взаимодействии с больным врач должен руководствоваться правилом, что лечить надо не болезнь, а больного.

Конфликты возникают не из-за того, что медицинский персонал плохо знает свое дело, а потому, что не учитываются психологические особенности пациентов — их характер, интеллект, нравственные качества, индивидуальные показатели здоровья, отношение к болезни, их пожелания.

Создание положительных взаимоотношений врача и больного. Для создания понимания и положительных отношений между врачом и больным важно первое впечатление больного о принимающем его или лечащем враче. Здесь больными учитывается все: мимика, жестикуляция, тон голоса, внешний вид врача. Если больной видит врача неопрятного, невыспавшегося, то он теряет веру, считая, что человек, не способный позаботиться о себе, не может заботиться о других и быть надежным в своей работе. При первом контакте с врачом у больного должно создаться впечатление, что врач понимает больного и хочет ему помочь. При этом врачу следует учитывать, в каком состоянии пришел к нему на прием больной. Напряженность, недовольство больного, который был вынужден добираться к врачу неудобным транспортом и который долго ждал своей очереди в приемной, не должны настраивать врача на враждебное отношение к больному.

Первое впечатление больного о враче может сложиться под влиянием эффекта трансфера (переноса), о котором писал З. Фрейд. Согласно этому эффекту, врач подсознательно может напоминать больному какую-нибудь эмоционально значимую личность из его детства, например отца или мать. В зависимости от того, какие у больного были отношения с отцом (или матерью), в отношении врача проявится та же тенденция — либо положительная (доверие к врачу), либо отрицательная (подозрительность, враждебность).

Но и отношение врача к больному, проявление к нему симпатии или антипатии может зависеть от переноса эстетического стереотипа. Красивые люди скорее вызывают симпатию и доверие, чем некрасивые. Поэтому внешне симпатичный больной вызывает у врача большую симпатию, даже если в действительности он требует меньшей помощи, чем больной, возбуждающий своим внешним видом антипатию.

Врач не должен показывать больному всем своим поведением, что он торопится, что у него на приеме много больных. Проявляя терпение и такт, он должен дать больному высказаться о его переживаниях, проблемах, жалобах, опасениях, иначе больной будет жаловаться, что врач его «вообще не выслушал» (некоторые больные в таких ситуациях склонны полагать, что не были обследованы «как следует», хотя и были сделаны все необходимые мероприятия, что их личностями «пренебрегают»). Большая необходимость дать выговорится относится не к экстравертам, а к интровертам, поскольку они скрытны, несмелы, преувеличенно скромны и поэтому скрывают свои проблемы, жалобы, а иногда и симптомы заболевания, в результате чего врач получает лишь поверхностную информацию.

Важным фактором установления понимания между больным и врачом является доверие первого ко второму. Оно определяется профессиональным статусом врача, его возрастом (более старший кажется и более опытным, знающим), внешним видом (солидная комплекция, в очках), видом услуг, оказываемых врачом, — платные или бесплатные (в первом случае доверие больше). Манера поведения врача тоже оказывает влияние на возникновение к нему доверия больного. Доверие возникает легче, если врач спокоен и уверен, но не надменен, если манера его поведения быстрая, решительная, настойчивая и сопровождается человеческим участием и деликатностью.

Больной теряет доверие, а медицинский работник теряет авторитет в том случае, если у больного создается впечатление, что медицинский работник является тем, что называют «плохой человек». Такое впечатление может возникнуть из различных наблюдений. Например, больной слышит, как медицинский работник плохо говорит о своих коллегах, видит, как он надменно относится к подчиненным и подхалимно — к начальству, замечает, как он берет в свое пользование что-нибудь из казенного инвентаря или пищу, предназначенную для больных, наблюдает в нем проявления тщеславия, недоступности критике, болтливости, злорадства. Тщеславность проявляется, например, в том, что врач не просит о консультации более опытного коллегу или преувеличивает больному тяжесть его заболевания, чтобы получить после выздоровления больного большее признание и восхищение. Более серьезные личные недостатки медицинского работника могут привести больного к предположению, что врач или сестра с такими качествами не будут добросовестными и надежными и при исполнении своих служебных обязанностей.

Конечный Р., Боухал М., 1974

Давно установлено, что этически правильное профессиональное поведение врача, его личные нравственные качества положительно сказываются на результатах лечения больного. Это связано с проблемой доверия больного врачу. Личная нравственность врача снимает опасения больного и создает условия психологической безопасности в процессе лечения. Отсюда в медицинской деонтологии большое место уделяется нравственному облику личности врача (Иванов Р С., 1990).

Веселова Е. К., 2002

Развитие положительных взаимоотношений врача с больными может осложняться наличием у последнего неблагоприятных черт характера (несдержанности, избыточной эмоциональности, замкнутости).

Выделяют несколько типов личности врачей, которые определяют особенности его общения и взаимоотношения с больными (Конечный Р., Боухал М., 1974).

Личность безапелляционного типа обладает чрезмерным самомнением, высказывает свое мнение в безапелляционной манере, заменяя предположение, вероятность полной уверенностью. Такие врачи легко внушают больному свои мнения и взгляды. Самоуверенность и недостаточное самообладание приводят к тому, что врач при больном открыто критикует своих коллег, лечивших больного раньше. В результате вызывает недоверие больного как к лечению, так и обследованию. Самоуверенный врач злоупотребляет своей властью над больным, переносит на него свои недовольство и гнев, первоначально возникший в других ситуациях, делая из больного «козла отпущения». Врача может раздражать и то, что, несмотря на все его усилия, состояние больного не улучшается. И тогда сознательно и бессознательно он считает виноватым в этом больного.

Другой тип личности врача — неуверенный и сомневающийся. Больной расценивает колебания врача как доказательство тяжести и даже неизлечимости его болезни. Врач может усиливать это впечатление, если размышляет вслух, говорит больному о всех возможных диагнозах, оставляет больного вследствие размышлений без лечения.

Л. А. Цветкова (1994) показала, что для неуспешных врачей характерны следующие отрицательные особенности: низкая эмпатийность, заниженное отношение к людям как ценности, отрицательная направленность интеракции, игнорирование психологического состояния пациента, отсутствие отношения к пациенту как активному соучастнику лечения, отсутствие готовности прийти на помощь.

Спецификой общения врачей с больными является то, что во многих случаях они вынуждены сообщать больному малую дозу правды о тяжести неизлечимого заболевания и прогнозе на будущее, т. е. манипулировать больным ради того, чтобы не вызвать у больного тяжелое психическое потрясение. Ведь многие люди, узнав о неизлечимости своей болезни, впадают в депрессию, бросают творческую работу, начинают злоупотреблять алкоголем. Известны и случаи суицида.

Однако сокрытие правды имеет и отрицательные стороны: больной ведет себя неадекватно и несоответственно своему состоянию — пренебрегает лечением, может вступить в брак, провести какие-либо финансовые мероприятия, поскольку он рассчитывает на выздоровление. Поэтому среди врачей имеется и такое мнение, что врач должен сообщить больному правду о неблагоприятном прогнозе. Это оправданно в тех случаях, когда, например, больной все равно догадается об имеющемся заболевании по проводимым с ним медицинским процедурам, поскольку многие люди уже имеют определенные знания в области медицины. Естественно, сообщая больному о неблагоприятном диагнозе, врач должен оставлять больному надежду на выздоровление или на то, что с этим диагнозом люди живут долго.

Взаимоотношения медицинской сестры и больного. Медицинская сестра в стационарах проводит в контактах с больными значительно больше времени, чем врач. Если врач в переносном смысле выполняет роль «отца», то медсестра выполняет роль «матери», ухаживая за больными. Недаром в прежние времена ее называли сестрой милосердия. Поэтому самочувствие больного в больнице во многом зависит от его отношений с медицинской сестрой, а не только от добросовестного выполнения ею своих прямых обязанностей.

Как отмечают Р. Конечный и М. Боухал (1974), «в развитии взаимоотношений медицинской сестры и больного иногда возникает опасность несоблюдения определенной необходимой дистанции, появление стремления к флирту или к беспомощному сочувствию. Некоторые медицинские сестры ухудшают свое положение по отношению к больным неконтролируемой болтливостью и тем самым вносят конфликтные элементы во взаимоотношения больных. Медицинская сестра должна уметь проявить понимание трудностей и проблем больного, но не должна стремиться решать эти проблемы» (с. 240).

И. Гарди (Hardy, 1972) выделил типы медицинских сестер в зависимости от их отношения к работе:

1) практический тип, отличающийся строгостью и забывающий о человеческой стороне больного;

2) артистический тип, отличающийся аффектированным поведением; такая медицинская сестра старается произвести впечатление на больного, стремится быть важной;

3) нервный тип: сестре кажется, что ее усилия не признаются, раздражена, поэтому больные чувствуют себя при ней неспокойно;

4) мужской тип: медицинская сестра самоуверенная, решительная, больные говорят, что ведет она себя как «военная»;

5) материнский тип: заботливая, имеет с больными хорошие отношения, в общем, «милая сестричка».

Патронажная сестра (сиделка). Обязанности патронажной сестры — забота о лежачих и ограниченных в передвижении людях. В обязанности патронажной сестры (услуги сиделки по уходу за пожилыми людьми) входят не только гигиенические процедуры, контроль за приемом лекарств, измерение артериального давления, приготовление пищи, кормление, сопровождение на прогулки и т. д., но и создание благоприятной психологической атмосферы для подопечного.

Патронажная сестра может встретиться с недоверием, подозрительностью, нередко ее обвиняют в нечестности в связи с имеющейся у подопечных навязчивой идеи об обкрадывании. Все это указывает, насколько важно соответственно готовить патронажных сестер, работающих с престарелыми, тщательно подбирать их с учетом их психологической устойчивости, толерантности. Патронажные сестры должны хорошо знать стариков своего участка. Уход за ними в полной мере зависит от тех отношений, которые сложатся между патронажной сестрой и ее подопечными, от их психологической совместимости. Поддержание хороших отношений не менее важно, чем выполнение самих задач по уходу. Если возникают конфликты, соответствующее поведение, терпеливое выслушивание обеих сторон специалистом отдела социального обеспечения играет важную роль в их разрешении.

Консерватизм, разница в культурном уровне подопечных, ослабление их умственных способностей могут создать серьезные трудности для деятельности патронажной сестры. Подопечный может препятствовать поддержанию чистоты, отказываться мыться, умываться и др.

Профессионально важные качества. М. В. Клищевской и Г. Н. Солнцевой (1999), Л. А. Цветковой (1994), Б. А. Ясько (2004) выявлены некоторые профессионально важные качества врачей. Это волевые качества, высокая работоспособность, наблюдательность, коммуникативность, развитость тонкой моторики, мышление.

Б. Д. Карвасарский (2002) отмечает необходимость наличия у врача коммуникативной компетентности, которая обеспечивает взаимопонимание, доверие в отношениях. Среди психологических характеристик, формирующих коммуникативную компетентность, он выделяет аффилиацию, эмоциональную стабильность, эмпатию, сензитивность к отвержению. Снижают коммуникативную компетентность врача его высокая тревожность, глубокая интровертированность, депрессивность. Препятствуют налаживанию контакта и негативно влияют на лечебный процесс невротические черты личности врача (Шварцзайд Е. Е., 1994).

Л. А. Верещагина и А. Перова (2005) отмечают, что, судя по литературным данным, для военных хирургов характерны такие профессионально важные качества, как наблюдательность, развитые мнемические свойства (быстрота запоминания, его прочность и полнота), высокая концентрация внимания, ответственность, эмпатия. На основании оценок, данных военными хирургами со стажем не менее двадцати лет, авторы выделили следующие качества (в порядке убывания значимости):

• ответственность и профессиональная компетентность;

• мыслительные свойства (умение принять правильное решение при недостатке информации, умение понять суть взаимосвязей, присущих проблеме и пр.);

• аттенционные свойства (умение подмечать незначительные изменения в исследуемом объекте, умение сосредоточивать внимание на одном объекте и др.);

• эмпатия (сопереживание, сочувствие);

• психомоторные качества (быстрота и точность движений пальцев рук);

• память;

• воля;

• острота зрения;

• коммуникативность.

По данным А. М. Василькова и С. С. Иванова (1997), устойчивая мотивация к профессии военного врача наблюдается у курсантов, имеющих социальную интро-вертированность, склонность к личностным социально одобряемым достижениям и ригидности установок, а также отсутствие предрасположенности к демонстративному типу поведения и неискренности.

A. М. Васильков с соавторами (2001) отмечают, что определяющее значение для выраженности у врачей профессионально важных качеств (ПВК) имеет процесс овладения врачебной специальностью. В связи с этим они отмечают следующие закономерности развития ПВК: 1) наблюдается увеличение значимости качеств мышления; 2) возрастает значение профессиональных умений; 3) снижается значение качеств, определяющих работоспособность в экстремальных условиях.

Для стоматологов по характеристикам, приведенным японскими исследователями (Fukuyama,1982) в профориентационных анкетах, характерны следующие особенности: смелость, быстрота и тщательность в работе, быстрота действий в непредвиденных ситуациях, ловкость пальцев.

Для врачей-терапевтов Л. А. Лещинский (1987) выделяет следующие профессионально-важные качества: увлеченность своей специальностью; активный гуманизм независимо от наличия антипатии; желание делать добро; чувство долга; способность к состраданию; доброта и любовь к людям; умение вызывать доверие у пациентов; готовность облегчить страдания; выдержка, терпимость по отношению к пациентам; коммуникативность; готовность к самопожертвованию; деловой педантизм; ответственность за результаты лечения; желание самосовершенствоваться в профессии; самокритика; развитое восприятие («клинический нюх», «клинический глаз»); устойчивая эмоциональная сфера; способность не поддаваться панике; опрятность; высокая психологическая культура; деликатность и тактичность по отношению к больным, оптимизм, способность подавлять в себе чувство брезгливости у постели больного.

По данным Е. Б. Одерышевой (2000), психологический портрет терапевта включает следующие качества: общительность, эмоциональную стабильность, высокую социальную нормативность поведения, высокий внутренний самоконтроль. В обобщенном психологическом портрете врача-хирурга выделены те же характеристики, но в значительно большей степени. Кроме того, для хирургов характерной была социальная смелость.

Л. Г. Брылевой (1983) было выявлено, что хирурги и реаниматоры обладают высокой сензитивностью, напряженностью, ригидностью, эмоциональной стабильностью и высоким самоконтролем.

У врачей-терапевтов преобладающими типами эмоционально-поведенческого реагирования в стрессовых ситуациях являются интропунитивные, а у врачей-хирургов — экстрапунитивные.

B. Дуброва и И. В. Малкина (2003) показали, что студенты-медики включают в представление об «идеальном» враче следующие характеристики: уравновешенность, умение контролировать эмоции, жизнерадостность и оптимизм, спокойствие, дисциплинированность, силу воли, уверенность в себе, автономность, интернальный локус контроля, способность к рефлексии, гибкий и острый ум, психологическую компетентность, желание сотрудничать с больным и, конечно, эрудированность и теоретические знания. По мнению некоторых из них, идеальный врач должен быть мужчиной, аккуратным, с привлекательной внешностью и приятными манерами.

Особенности эмоциональной сферы медицинских работников. Медицина является той сферой деятельности человека, где преобладают негативные эмоциональные состояния. Больные ждут от медицинского персонала сочувствия, заботливости, что требует проявления эмпатийности. Поэтому считается, что в медицину, как и в другие социономические профессии, должны идти люди с высоким уровнем эмпатии (Василькова А. П., 1997). Исследователи полагают, что высокая эмпатийность врача помогает лучше прочувствовать состояние пациента (Keef, 1973). Наряду с этим, как отмечала М. А. Юровская (1925), врача характеризует способность легко преодолевать неприятные впечатления.

Нельзя не учитывать и того, что медицинские работники, постоянно сталкивающиеся со страданиями людей, вынуждены воздвигать своеобразный барьер психологической защиты, становиться менее эмпатичными, иначе им грозят эмоциональное перегорание и даже невротические срывы (Харди, 1988). Потому и требования, предъявляемые к эмоциональной сфере медицинских работников, довольно противоречивые. Наряду с эмпатичностью медики должны быть и эмоционально устойчивыми. Как чрезмерная эмоциональность, так и эмоциональная заторможенность могут быть препятствием для осуществления четких и быстрых действий.

Как показано И. Харди, медицинские сестры имеют разные типы эмоциональности. Так называемая сестра-рутинер не сопереживает больным, не сочувствует им. Тип нервной сестры склонен к эмоциональной нестабильности, к невротическим реакциям — они раздражительны, вспыльчивы, выглядят хмурыми, как бы обиженными, их преследует страх заразиться или заболеть «тяжелой болезнью». Пожалуй, только сестра материнского типа отвечает требованиям своей профессии — она эмпатична и заботлива.

Исследования эмпатии медицинских сестер, проведенные в нашей стране, однозначно показали, что у них нет очень высокой эмпатии. В остальном данные получились довольно противоречивые. Суммарная эмпатичность медицинских сестер, определенная по методике В. М. Русалова, оказалась средней (Круглова Е. В., 2000), определенная по методике А. Мехрабяна — чуть выше средней (Балмашнова Л. Г., 2000) или ниже средней (Шилова И. В., 2000).

Значимыми психологическими характеристиками медсестер, влияющими на успешность профессиональной деятельности, являются их нервно-психическая устойчивость, способность к регуляции эмоциональных переживаний, высокая фрустрационная толерантность, эмпатия, конструктивные копинг-стратегии.

Обнаружились некоторые различия в эмоциональной сфере сестер, работающих в отделениях реанимации, и сестер, работающих в поликлинике или в терапии. Хотя у всех сестер уровень тревожности средний, у первых он все же несколько выше, что можно связать со спецификой их работы в экстремальных ситуациях. У сестер из отделения реанимации выше и способность к эмоциональной идентификации с больными, но ниже эмоциональная устойчивость (Круглова Е. В., 2000; Шилова И. В., 2000).

У врачей эмпатийность была несколько выше, чем у медицинских сестер, а по нейротизму различий не выявлено (Балмашнова Л. Г., 2000).

По мере обучения в вузе у будущих врачей, по данным А. П. Васильковой (1999), меняется эмоциональное состояние: от беспечности, расслабленности, безмятежности у первокурсников наблюдается сдвиг в сторону тревожности, напряженности и большей душевной мягкости у третьекурсников. Очевидно, это обусловлено тем, что с третьего курса студенты-медики начинают общаться с больными. Так, сопоставление эмпатичности будущих врачей — студентов медицинского вуза и отношения к больным, с которыми студенты имели контакт в течение двух недель, показало, что у высокоэмпатичных студентов положительное отношение к больным возрастало по сравнению с первым впечатлением, в то время как у 50 % низкоэмпатичных отношение не менялось либо наблюдалось ухудшение отношения к больному (Василькова А. П., 2000).

По основным позициям (доброта, терпение, коммуникабельность, способность сдерживать отрицательные эмоции, желание расширять свой профессиональный кругозор, любовь к детям) портрет реального детского врача-стоматолога соответствует полученному в результате пилотажного опроса портрету «успешного» детского врача.

Врач-стоматолог детского отделения обладает выраженными личностными качествами: доброжелательностью, эмоциональной стабильностью, нормативностью, ответственностью, чувствительностью, а также терпеливостью. Остальные показатели в пределах нормы.

Профессиональный портрет детского врача-стоматолога не включает в себя компонент эмпатии высокого уровня, что не снижает позитивных и желательных сторон его личности.

Чем старше врач-стоматолог и чем больше стаж его работы, тем выше показатели его энергетической напряженности, ниже эмоциональная устойчивость, а также может проявляться агрессивность.<.. > Врачи, старшие по возрасту и соответственно с большим рабочим стажем, реже используют современные методики лечения зубов, реже применяют пломбировочные материалы последнего поколения.

Богатырева И. В., 2005

И. В. Грошев (1997) выявил некоторые половые различия в эмоциональной сфере студентов-медиков: у студенток все эмпатичные характеристики выражены больше, чем у студентов-медиков.

Обследование в 1995 г. 620 врачей общей практики в Великобритании выявило у 41 % из них высокий уровень тревоги и у 26 % врачей — клинически выраженную депрессию, нередко даже более значительную, чем у их пациентов.

Стресс медицинских работников вызван рядом специфических особенностей их профессии.

Во-первых, это огромная ответственность за жизнь и здоровье пациентов, которая тяжелым грузом ложится на их плечи.

Во-вторых, длительное нахождение в «поле» отрицательных эмоций — страдания, боли, отчаяния, раздражения и т. д., которые так или иначе по механизму эмоционального заражения передаются и на медицинский персонал.

В-третьих — это неравномерный режим работы с ночными и суточными дежурствами, что нарушает естественные биоритмы труда и отдыха и негативно влияет на адаптационные возможности организма.

В-четвертых (характерно для постсоветского пространства), заработная плата врачей и среднего медицинского персонала явно не соответствует степени их социальной ответственности, что вызывает чувство неудовлетворенности своей профессией и связанные с этим фактом личностные стрессы.

Щербатых Ю. В., 2006

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Особенности медицинской этики и деонтологии в отделениях.

В самых распространенных в клинической медицине терапевтических отделениях, как правило, находятся больные самого различного профиля — с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, органов дыхания, почек и другие. Нередко их болезненные состояния требуют длительного лечения.

Длительный отрыв от семьи и привычной професси­ональной деятельности, а также тревога за состояние своего здоровья вызывают у них комплекс различных психогенных реакций. В результате психогений услож­няется течение основного соматического заболевания, что в свою очередь ухудшает психическое состояние больных. Кроме того, в терапевтических отделениях на обследовании и лечении находятся больные с жалобами на деятельность внутренних органов, нередко даже не подозревая того, что эти соматические нарушения психогенного характера.

В клинике внутренних болезней постоянно приходит­ся иметь дело с соматогенными и психогенными нару­шениями. В тех и других случаях больные высказывают большое число различных жалоб и очень настороженно относятся к своему состоянию.

Соматогенно обусловленные психические нарушения чаще возникают у тревожно-мнительных больных с ипохондрической фиксацией на своем состоянии. В их жалобах, помимо обусловленных основным заболевани­ем, много неврозоподобных: на слабость, вялость, быструю утомляемость, головную боль, нарушение режима сна, страх за свое состояние, чрезмерную потливость, сердцебиение и др. У таких больных отмечаются различные аффективные нарушения в виде периодически возникающей тревоги и тоски различной степени выраженности. Такие нарушения часто прихо­дится наблюдать у больных с гипертонической бо­лезнью, ишемической болезнью сердца, у лиц, страда­ющих язвенной болезнью желудка и двенадцатипер­стной кишки.

Неврозоподобная симптоматика нередко маскирует клинику основного заболевания. В результате больные обращаются к специалистам различного профиля, однако облегчение от назначенного лечения наступает не всегда, что обостряет их невротическую и ипохондриче­скую настроенность.

При тяжелых декомпенсациях сердечной деятельно­сти, при циррозе печени и уремии могут развиться психотические состояния с галлюцинаторно-бредовыми переживаниями. Психотическое состояние может воз­никнуть и у соматических больных на фоне высокой температуры, обусловленной как осложнением болез­ненного процесса, так и присоединением инфекционного заболевания (чаще гриппа). В этих случаях можно наблюдать психотические состояния типа делирия, аменции и онейроида. Особого внимания заслуживает психотическое состо­яние у пожилых людей, страдающих гипертонической болезнью. На высоте подъема артериального давления у них могут возникнуть динамическое нарушение мозго­вого кровообращения, предынсультное состояние и инсульт. В клинической картине у таких больных в первую очередь отмечается нарушение ориентировки и сознания типа оглушения. Больные не ориентируются в окружающем, с трудом отвечают на поставленные вопросы, иногда у них появляются нарушения речи (стереотипные вопросы или повторение слов), развива­ется тревожно-беспокойное состояние.

Больные с соматогенными психическими нарушени­ями требуют особого внимания, так как, помимо помо­щи, обусловленной основным заболеванием, им необхо­димо проводить лечение по поводу вторичных неврозо-подобных или психотических расстройств. Следует помнить, что такие больные могут болезненно реагировать даже на предложение проконсультироваться у психотерапевта, а некоторые считают это предложение оскорбительным. К многочисленным жалобам и прось­бам больных нужно относиться терпимо, проявлять психотерапевтический подход, который является для них одним из важнейших методов лечебного воздей­ствия. Свою психотерапевтическую тактику необходи­мо согласовать с лечащим врачом, выяснить, как лучше отвечать на различные просьбы таких больных, какие лекарства следует давать и т. д. Иногда многочислен­ные жалобы и просьбы больных остаются вне поля зрения лечащего врача, так как во время нахождения врача в больнице само его присутствие действует успокаивающе на больного, а ухудшение наступает во вторую половину дня и вечером. Ни в коем случае не надо говорить больным, что им следует полечиться у психотерапевта или намекнуть им на их невротические расстройства. Это приведет к нарушению контакта с больным, обиде и жалобам с его стороны и даже усилению невротических расстройств теперь уже ятрогенного характера.

Больные с функциональными соматическими наруше­ниями невротического генеза обращают на себя внима­ние обилием различных жалоб: «грудь теснит», «колет в сердце», «резко учащается сердцебиение», «сердце работает с перебоями», «тяжесть в области желудка», «простреливающая боль в области живота», «затруднен выдох», «резь над лобком и частые мочеиспускания» и др.

В отличие от неврозоподобных соматогенно обуслов­ленных состояний при невротических расстройствах, помимо довольно часто отмечающейся личностной ре­акции в виде тревожной мнительности и эмоциональной лабильности, всегда имеются различные психогении. Они чаще бывают семейно-бытового, сексуально-личностного или производственного характера. Возник­новение их обусловлено тяжелыми для личности отри­цательными эмоциональными перегрузками. Возника­ющие невротические расстройства переносятся больны­ми не менее тяжело, чем различные соматические болезни. Больные обращаются к различным специали­стам, проходят тщательное клиническое и лабораторное обследование (ЭКГ, фонокардиография, рентгеновское и др.) в терапевтическом стационаре. При общении с такими больными врач должен быть особенно внимателен и соблюдать принципы психоте­рапии. На многочисленные жалобы он должен отве­чать, что болезненные расстройства постепенно исчез­нут при назначении соответствующего лечения. Больному необходимо разъяснить, что лекарственные средства назначаемые врачом, имеют положительное действие.

Особого внимания заслуживают депрессивные нару­шения различной степени выраженности — от легкого угнетенно-подавленного настроения до выраженной депрессии. Во время этих состояний нередко возникают суицидальные мысли и попытки. При выявлении подоб­ных расстройств у больных врач должен немедленно провести с больным беседу направленную на укрепление веры больного в правильности и действенности назначенного лечения..

Конфликты с пациентами становятся неотъемлемой частью сестринского ухода. Пациентский экстремизм набирает обороты, что делает актуальным разработку средств безопасности, как самой медицинской организации, так и ее сотрудников.

Уязвимость специалиста по отношению к агрессии пациента на рабочем месте возникает при отсутствии организационной защиты со стороны руководителя, неумения защитить себя и грамотно сопроводить конфликт.

1. Какой шаг в алгоритме «действие» является третьим?

1) выслушать пациента;
2) поблагодарить пациента за неравнодушие; +
3) узнать причину беспокойства;
4) аргументировать отказ;
5) сопроводить решение проблемы.

2. Настрой восприятия «Я – не причина негативных эмоций пациента» облегчает реализацию следующего алгоритма

1) алгоритм «взаимодействие»;
2) алгоритм «саморегуляция»;
3) алгоритм «противостояние»;
4) алгоритм «состояние». +

3. Избегание конфликта с пациентом является для медсестры источником

1) профессионального роста; +
2) повышения стрессоустойчивости;
3) активности;
4) повышения трудовой мотивации;
5) стресса.

373735

4. В современных условиях ограничением деятельности медсестры является

1) уровень оплаты труда;
2) поддержка администрации;
3) страх жалобы пациента; +
4) квалификация медсестры;
5) платежеспособность пациента.

5. Причина агрессивного поведения, когда оно сознательно используется для достижения своих целей – это

1) манипуляция; +
2) стресс;
3) выгорание;
4) привычка.

6. Продолжите фразу: «В работе медсестры конфликты с пациентом….»

1) целиком ответственность пациента;
2) целиком ответственность врача;
3) показатель ее непрофессионализма;
4) отчасти неизбежны; +
5) редкость.

7. Смысл действия «поблагодарить пациента за неравнодушие» в следующем

1) выражение симпатии к пациенту;
2) демонстрация искренности;
3) демонстрация заинтересованности;
4) выражение пациентоориентированности; +
5) позитивное подкрепление того, что пациент прямо говорит о своих чувствах.

8. При общении с пациентом сценарии «преграда» и «дистанция» используются для защиты от

1) физической агрессии; +
2) аутоагрессии;
3) вербальной агрессии;
4) раздражения;
5) косвенной агрессии.

9. Получить пространственное и позиционное преимущество в конфликтной ситуации помогает следующее положение

1) стоя; +
2) полулежа;
3) сидя на стуле;
4) лежа;
5) сидя в кресле.

10. Главное правило, которым руководствуется специалист в конфликтной ситуации

1) обеспечить собственную безопасность; +
2) отстоять свои интересы;
3) призвать на помощь коллегу;
4) удовлетворить потребность пациента;
5) погасить конфликт любой ценой.

11. Какой шаг в алгоритме «действие» является вторым?

1) поблагодарить пациента за неравнодушие;
2) выслушать пациента;
3) узнать причину беспокойства; +
4) аргументировать отказ;
5) сопроводить решение проблемы.

12. Признаками агрессивного поведения являются

1) провокационные действия; +
2) крик; +
3) мышечное напряжение; +
4) раздражение; +
5) ступор.

13. Прогноз развития конфликта, когда специалист на агрессию пациента отвечает закрытой позой и испуганным выражением лица

1) потеря контроля над ситуацией; +
2) усиление конфликта;
3) потеря терпения;
4) затухание конфликта.

14. Какой алгоритм управления конфликтом использует специалист при угрозе жизни и здоровью?

1) алгоритм «состояние»;
2) алгоритм «саморегуляция»;
3) алгоритм «действие»;
4) алгоритм «противостояние»;
5) алгоритм «взаимодействие». +

15. Какой шаг в алгоритме «действие» является четвертым?

1) сопроводить решение проблемы; +
2) выслушать пациента;
3) узнать причину беспокойства;
4) аргументировать отказ;
5) поблагодарить пациента за неравнодушие.

16. «Прямой взгляд» специалиста демонстрирует, прежде всего, его

1) искренность;
2) скромность;
3) агрессивность;
4) гендерную принадлежность;
5) уверенность. +

17. При каком алгоритме управления конфликтом медсестра контролирует дыхание, мимику и позы?

1) алгоритм «взаимодействие»;
2) алгоритм «действие»;
3) алгоритм «саморегуляция»;
4) алгоритм «противостояние»;
5) алгоритм «состояние». +

18. Способность специалиста не оспаривать взгляд пациента на ситуацию заложена в следующем настрое восприятия

1) «я – не причина негативных эмоций пациента»;
2) «любая конфликтная ситуация – урок для меня»;
3) «всеобщая хвала претит разумному»;
4) «негативное отношение ко мне – не повод моего негативного отношения к партнеру»;
5) «принять точку зрения пациента – не значит с ней согласиться». +

19. Какой шаг в алгоритме «действие» является первым?

1) обсудить варианты решения проблемы;
2) сопроводить решение проблемы;
3) поблагодарить пациента за неравнодушие;
4) выслушать пациента; +
5) узнать причину беспокойства.

20. Прогноз развития конфликта, когда специалист на агрессию пациента отвечает готовностью выслушать и спокойным выражением лица

1) затухание конфликта; +
2) потеря времени;
3) потеря терпения;
4) потеря контроля над ситуацией;
5) усиление конфликта.

21. Настрой восприятия «В состоянии эмоционального возбуждения пациент не слышит» облегчает реализацию следующего алгоритма

1) алгоритм «противостояние»;
2) алгоритм «саморегуляция»;
3) алгоритм «взаимодействие»;
4) алгоритм «состояние»;
5) алгоритм «действие». +

22. Причина агрессивного поведения, когда оно непроизвольно и разворачивается при отсутствии обратной связи от партнера по общению – это

1) привычка; +
2) манипуляция;
3) стресс;
4) выгорание.

23. Настрой восприятия «Я не всегда могу справиться с ситуацией самостоятельно» облегчает реализацию следующего алгоритма

1) алгоритм «противостояние»;
2) алгоритм «состояние»;
3) алгоритм «взаимодействие»; +
4) алгоритм «саморегуляция»;
5) алгоритм «действие».

24. При общении с пациентом сценарии «смещение» и «угол» используются для защиты от

1) физической агрессии;
2) косвенной агрессии; +
3) вербальной агрессии;
4) аутоагрессии;
5) раздражения.

25. Контроль специалиста над своим дыханием обеспечивает ему состояние

1) радости;
2) гордости;
3) тревоги;
4) спокойствия; +
5) свободы.

26. Какой алгоритм управления конфликтом включает совместное с пациентом решение проблемы?

1) алгоритм «саморегуляция»;
2) алгоритм «действие»; +
3) алгоритм «взаимодействие»;
4) алгоритм «состояние»;
5) алгоритм «противостояние».

27. Выслушать агрессивного пациента в начале общения необходимо, чтобы

1) отвлечь его внимание;
2) выиграть время для ответных действий;
3) проверить свою стрессоустойчивость;
4) привлечь его внимание;
5) снизить его эмоциональное напряжение. +

28. Использование «прямого взгляда» в отношении агрессивного пациента приводит к следующему

1) агрессия пациента усиливается; +
2) пациент чувствует вину;
3) уважение пациента к врачу падает;
4) уважение пациента к врачу растет;
5) агрессия пациента затухает.

29. Контроль специалиста над своим невербальным поведением (мимикой и позами) обеспечивает ему состояние

1) свободы;
2) доброжелательности; +
3) тревоги;
4) радости.

30. При общении с пациентом сценарии «смещение» и «угол» используются для защиты от

1) раздражения;
2) аутоагрессии;
3) физической агрессии;
4) косвенной агрессии;
5) вербальной агрессии. +

31. Настрой восприятия «В состоянии эмоционального возбуждения пациент не слышит» облегчает реализацию следующего алгоритма

1) алгоритм «состояние»; +
2) алгоритм «противостояние»;
3) алгоритм «взаимодействие»;
4) алгоритм «саморегуляция»;
5) алгоритм «действие».

32. Контроль специалиста над своим дыханием обеспечивает ему состояние

1) свободы;
2) спокойствия; +
3) радости;
4) гордости;
5) тревоги.

33. Выслушать агрессивного пациента в начале общения необходимо, чтобы

1) выиграть время для ответных действий;
2) проверить свою стрессоустойчивость;
3) отвлечь его внимание;
4) снизить его эмоциональное напряжение; +
5) привлечь его внимание.

34. Причина агрессивного поведения, когда оно непроизвольно и разворачивается при отсутствии обратной связи от партнера по общению – это

1) стресс;
2) выгорание;
3) манипуляция;
4) привычка. +

35. Использование «прямого взгляда» в отношении агрессивного пациента приводит к следующему

1) уважение пациента к врачу растет;
2) пациент чувствует вину;
3) агрессия пациента усиливается; +
4) агрессия пациента затухает;
5) уважение пациента к врачу падает.

36. Прогноз развития конфликта, когда специалист на агрессию пациента отвечает закрытой позой и строгим выражением лица

1) усиление конфликта; +
2) потеря контроля над ситуацией;
3) затухание конфликта;
4) потеря терпения.

37. Что не является задачей коллеги, которого Вы приглашаете в кабинет при реализации алгоритма «взаимодействие»?

1) он помогает разрешить ситуацию ;
2) он оказывает моральную поддержку;
3) он выступает свидетелем ситуации;
4) он защищает при физической агрессии пациента;
5) он решает ситуацию вместо Вас; +

38. Способность специалиста сохранять позитивное отношение к партнеру независимо от его отношения заложена в следующем настрое восприятия

1) «любая конфликтная ситуация – урок для меня»; +
2) «негативное отношение ко мне – не повод моего негативного отношения к партнеру»;
3) «я – не причина негативных эмоций пациента»;
4) «принять точку зрения пациента – не значит с ней согласиться»;
5) «всеобщая хвала претит разумному».

39. Безосновательная претензия пациента к качеству медицинской услуги с использованием репутационного шантажа называется

Психологическая сторона отношений «врач-больной» важна на всех этапах диагностического и терапевтического процессов, но особенно большое значение она приобретает при первой встрече, установлении психологического контакта, предшествующего диагностике и терапии. Оптимальный психологический контакт, по литературным данным, на 40% обеспечивает успешность, эффективность межличностного взаимодействия.

Контактная фаза общения — первый этап профессионального общения врача и больного, в течение которого знакомится со своим пациентом, между ними устанавливается психологический контакт, складывается первое впечатление друг о друге, формируются предпосылки для последующего межличностного взаимодействия. Наиболее важная задача, стоящая перед врачом в контактной фазе взаимодействия с больным — произвести на больного нужное впечатление. У пациента должно возникнуть представление о том, что врач хочет и может ему помочь. Первое основывается на эмпатических способностях врача, второе — на его уверенной манере поведения. Невербальное поведение врача на этапе установления контакта важнее, чем вербальное. Невербальное сообщение содержит наиболее значимую информацию, на которую реагирует больной при первой встрече с врачом. По наблюдениям психологов, впечатление о человеке возникает в течение 18 с знакомства. К врачу предъявляются повышенные требования, касающиеся как внешнего вида, так и манеры поведения. Ощущение психологического контакта дает такой важный элемент невербального взаимодействия, как контакт глазами (взгляд). Поэтому в первые же секунды профессионального общения врач должен посмотреть в глаза своему пациенту, давая понять, что готов внимательно его выслушать. Убедив взглядом больного в надежности и прочности психологического контакта, врач спрашивает о причинах визита. С этого момента начинается вторая фаза общения — фаза ориентации.

Невербальное поведение оцениваться по следующим основным параметрам: собственно невербальное поведение (межличностная дистанция, взаимное расположение собеседников, позы, жесты, мимика и взгляд) и паралингвистические компоненты общения (вздохи, стоны, зевота, покашливание) — все звуки, которые произносит человек, но не речь, а также такие характеристики речи, как громкость голоса, ее темп и ритм, паузы.

У каждого человека существует свое собственное «жизненное пространство» — зона, которую он охраняет от вторжения окружающих. В процессе общения собеседники регулируют эту межличностную дистанцию. Размеры «жизненного пространства» определяются тремя факторами: особенностями личности субъекта, характеристиками его актуального психического состояния, а также плотностью населения в той местности, где он воспитывался. Люди, детство которых проходило в большом столичном городе с высокой плотностью населения, привыкают находиться в условиях скученности, в толпе, не чувствуя при этом особого дискомфорта. Их «жизненное пространство» меньше, чем у жителей маленьких провинциальных городов с низкой плотностью населения, которые привыкли располагаться на большом расстоянии друг от друга. Исследования физиологов показали, что близкое присутствие рядом другого человека повышает уровень катехоламинов, и это субъективно отражается в сознании в виде беспредметной тревоги или психического напряжения. «Жизненное пространство», или то «психологическое поле», в котором человек чувствует себя комфортно, определяется также особенностями его личности и состояния. При выраженной интроверсии размеры «жизненного пространства» больше. Психическое состояние также влияет на межличностную дистанцию, человек с высоким жизненным тонусом, повышенным настроением сокращает дистанцию с другими людьми, а в состоянии уныния, печали или в астении межличностная дистанция увеличивается. При межличностном взаимодействии двух собеседников расстояние между ними определяется размерами «жизненного пространства» каждого из них. Для межличностной дистанции характерны две психологические закономерности. Первая указывает на связь психологической, эмоциональной и физической близости: чем более близкие, теплые, эмоциональные отношения между людьми, тем расстояние между ними меньше. Сокращение психологической дистанции, установление эмоциональной близости между партнерами по общению сопровождается сокращением физического расстояния между ними, то есть чем более холодные, формальные, официальные отношения между людьми, тем расстояние между ними больше. Вторая закономерность, определяющая межличностную дистанцию, подчеркивает различие в социальном статусе общающихся лиц: чем выше социальный статус собеседника, тем расстояние больше. Мы держимся дальше от людей, занимающих высокое положение в обществе, создавая для них большее «жизненное пространство».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *